Рубрика «Диалоги с Мастером Джоном»

Мастер: – Есть плохая гимнастика, есть хорошая гимнастика. Просто гимнастики – нет. Плохая гимнастика немножко кровь разгоняет, но не даёт тебе драйв, не даёт тебе толчка в жизни.

 

Оксана: – «Женская Волна» даёт драйв. Как она это делает?

 

Мастер: – Это просто нормальная гимнастика, ничего особенного. Просто правильные движения, заточенные под тело: они оптимизируют именно то, что должно быть оптимизировано в человеке. Функция определяется формой. Форма в данном случае – это движения, вот и всё. Ничего такого здесь нет, чтобы ломать голову.

Вот в хатха-йоге сделал например позу змеи – и чувствуешь себя змеёй; собаки – чувствуешь себя собакой. Функция определяется той формой тела, которую оно принимает. Позу змеи когда-нибудь делала? Нет? Или Сурью-намаскар – приветствие Солнцу? Ощущение наполнения солнечной энергией происходит. У тебя проблема именно с определением, к какой гимнастике отнести «Женскую волну».

 

А что такое гимнастика вообще? Можно же дать разное определение. Может, даже есть какое-то одно определение на все гимнастики. Просто надо определиться: допустим, столько-то гимнастик самых разных, и в какой диапазон гимнастик ты относишь «Женскую Волну». Тогда у тебя не будет ломок этих страшных, да?

Оксана: – Были времена, первые несколько лет, когда я чувствовала сильное воздействие гимнастики на моё тело. Сейчас я этого не ощущаю: раньше она для меня была сильно лечебная, а сейчас только «бочка подтянуть». И несмотря на это, порой я так сильно хочу ее сделать, что аж накрывает желанием поскорее почувствовать ее вкус. Не потому что мне тело надо поправить, а чтобы поймать это состояние.

Мастер: – Я тебе про это и говорю: это просто нормальная гимнастика, которая тебе просто даёт состояние. Движения правильно выверены и всё. Что ещё надо-то?

 

Оксана: – Да, но состояние же…

 

Мастер: – Чего? Функция определяется формой. Всё.

 

Оксана: – Правильно, вот смотри, картины, если берём художников. Есть хорошие художники, которые вот ты смотришь и: «Ааа» – тебя прёт; а есть такие, что смотришь и… ни-че-го: знаешь, даже бока не подтянулись.

 

Мастер: – Правильно. Есть плохая еда, есть хорошая еда, но это просто еда. Вот и всё. То же самое с гимнастикой. Поел – и тебе стало хорошо, легко на душе от хорошей еды. От плохой – плохо. Чего ещё-то? Что не так? Это гимнастика. Чтобы получить какое-то духовное переживание, более глубокое, тебе надо уже пойти чем-то другим позаниматься. Или в музей, на картины помедитировать, или ещё что-то, кино посмотреть. Это разные состояния.

 

Оксана: – Несмотря на то, что гимнастика это физические движения, она мне даёт какое-то состояние. Это же то же самое, что картина.

 

Мастер: – Значит, это хорошая гимнастика, которая в телесных упражнениях приводит тебя к какому-то определённому состоянию, которое тебе нравится. Иначе гимнастика бесполезна, иначе она плохая. У тебя проблема в том, что ты, кроме этой гимнастики ничем не занималась. Занималась бы чем-то другим, могла бы сравнить, и не было бы проблем.

 

Оксана: – Ну, я так и понимаю, что у меня в этом проблема и есть. Я же не занималась ни тай-чи, ни какими-то другими телесными энергетическими практиками. Так… лыжи, велосипеды, шейпинг и т.д.

 

Мастер: – Любая нормальная гимнастика даёт тебе офигенное состояние. Всегда так. А тай-чи, ею китайцы занимаются, – она состояние даёт потрясающее. Тай-чи сложновато для тебя будет.

 

Оксана: – Почему это сложновато?

 

Мастер: – Ну, там не 27 упражнений. Там их сотни, если не тысячи. Наверное, никто тай-чи до конца не знает. Я имею в виду, что она более изощрённая, чем гимнастика. Гимнастика попроще, что и удобно для домохозяек и разных занятых женщин.

 

Оксана: – Хорошо, а тай-чи откуда взялось?

 

Мастер: – Это китайская школа, китайская традиция.

 

Оксана: – Кроме гимнастики, там что-то делают?

 

Мастер: – Там же два разных варианта есть: как гимнастика и как боевое искусство, из которого вышло российское кунг-фу. Как боевое искусство оно основано уже на практике медитации, философии.

 

Оксана: – То есть сама по себе гимнастика тай-чи – это просто гимнастика, они там ничего не делают, кроме этих упражнений, да?

 

Мастер: – Ну, они в медитацию всё равно впадают.

 

Оксана: – Хорошо, тай-чи, как гимнастика… она же выходит из какой-то традиции, где есть кунг-фу и медитации, и так далее?

 

Мастер: – Это просто китайские какие-то фишечки, упражнения. Они имеют под собой хорошую основу, настолько движения чёткие, выверенные. Я не могу тебе объяснять. Нельзя рассказать человеку, что такое сахар, объяснить его вкус, если он его не попробовал. Ты опять в уме сейчас придумаешь полочку, а потом будешь искать, куда бы там определить гимнастику свою. Зачем тебе это надо? Займись чем-нибудь уже и не морочь себе голову. Только чтобы заниматься тай-чи, надо ходить в группу. Ты сама её не сможешь делать, по картинке.

 

Оксана: – Что, видео нет?

 

Мастер: – Его полно, но всё равно есть какие-то нюансы, которые ты будешь упускать. Тебе всё равно лучше сходить в группу. Но смысл тай-чи не просто в гимнастике, это уже способ жизни. Ты уже потом не сможешь без этого. Я хатха-йогой когда занимался, а я ею долго занимался, она была образом жизни, – 3 года у меня ломка была, когда я отвыкал от неё. Потому что я понял, что я не хочу жить хатха-йогой, а ты уже не можешь без неё, это как наркотик.

 

Оксана: – Так, может быть, я и гимнастику делаю, потому что я привыкла и, думаю, что мне «надо» её делать?

 

Мастер: – Да нет, ты же не делаешь каждый день, как я: по часу-полтора занимался йогой, а потом ещё шёл плавать в Неве зимой. Вот это был действительно наркотик. Там такое состояние вылавливаешь… Но понимаешь, что становишься рабом этого, у тебя жизнь уже вся крутится вокруг этого. И мне стало неинтересно. Я понял, что что-то есть гораздо глубже и интересней.

 

Оксана: – Ну да, правильно, ты какое-то в хатха-йоге состояние поймал, вот и я в гимнастике. Поймал и каждый день его ловишь, ловишь, ловишь. И что?

 

Мастер: – И что с ним делать? У тебя нет продолжения. Йога, гимнастика хороши, чтобы тело держало энергию. Вот и всё. Я потерял интерес к хатха-йоге полностью. Вот мы там видели сейчас с тобой, люди занимаются хатха-йогой… У них же выражение лица никогда не меняется, всё время одинаковое. Они зависли в этих состояниях, которые, собственно, ограниченны, они не дают свободы.

 

Оксана: – Вот это да, я так и чувствую: гимнастика даёт состояние, оно клёвое, но оно одно и то же. Гимнастика ограничена.

 

Мастер: – Одно и то же, да, одно и то же. Это всё равно, что каждый день есть еду самую вкусную, но одинаковую.

 

Оксана: – Поэтому делать её каждый день со временем становится неинтересно.

 

Мастер: – Конечно. Но ты благодаря кунте избавлена от необходимости делать её каждый день, избавлена от рутины. Потому что если бы не кунта, тебе всё равно надо было бы что-то ещё, иначе ты бы позанималась гимнастикой и забила.

 

Оксана: – Ну вот, я каждый раз чувствую, что гимнастика во мне держится не на гимнастике, а на чём-то другом. Поэтому каждый раз в голове начинается вся эта свистопляска: хорошая гимнастика, плохая гимнастика, вот такая, или такая, а может, еще такая…

 

Мастер: – Гимнастика хорошая, но сама по себе она имеет ограничения, она не Господь бог. Не надо приуменьшать её значимости, но не надо её и преувеличивать: выбери середину, тогда будет всё хорошо. Пользуйся теми благами, которые даёт гимнастика, но не сотвори из неё кумира.